Затраты и выгода — стоимость тонны со

Ученые, лоббисты и политики говорят, что мы должны попытаться решить все проблемы мирового значения, касающиеся не только изменения климата, но и всего остального. Тем не менее мы этого не делаем. Анало­гично, часто отмечают, что «мы обладаем технологи­ей», способной во многом повлиять на глобальное по­тепление. Это правда. Но у нас также есть технологии, позволяющие летать на Луну, однако мы редко ими пользуемся. Это слишком дорого.

Поэтому если у нас пет ресурсов для решения всех наших проблем (или мы их не используем), мы долж­ны задуматься о приоритетах. Совершенно ясно, что проблему выбросов С02 надо как-то решить, и очевид­но, что сократить их количество до нуля нереально, потому что это может привести цивилизацию к вы­миранию.

Один из способов решить эту проблему — рассмо­треть следующую тонну С02, которую мы собираемся выбросить в атмосферу. Сколько вреда она принесет? И как избежать этого с наименьшими затратами?

Допустим, что в следующем году две женщины бу­дут отвозить своих детей в школу и забирать их оттуда на автомобилях, производя тонну CCL А 125 человек оставят на всю ночь включенными зарядные устрой­ства своих мобильных телефонов (в отличие от Дэвида Аттенборо), и за ГОД эти устройства произведут еще одну тонну СОг Три человека будут ежедневно в тече­ние четырех минут принимать горячий душ и добавят В атмосферу еще одну тонну С02. Кроме того, многие промышленные и коммерческие процессы, о которых большинство из нас ничего не знает, также добавят свои тонны.

Тогда встает вопрос — которую из этих тони мы должны исключить в первую очередь? На этот вопрос сразу не ответить. Может быть, родителям школьников следует ходить пешком? Может нам надо запретить 125 людям заряжать свои мобильные телефоны? Но как это осуществить? Это та самая неясная сторона налога на углерод — получается, что мы не должны выяснять, кому первому следует сокращать свои вы­бросы. Первыми обязаны сделать это те, кто меньше всего пострадает.

Если ввести налог в 1 доллар на выброс 1 тонны С02, бензин подскочит в цене на 1 цент за галлон. Каждая женщина, отвозящая в школу своего ребенка, должна будет платить на 50 центов больше в год. Сче­та за электричество начнут расти, и те 125 человек вес вместе заплатят на 1 доллар больше — каждый будет переплачивать менее 1 цента. А за душ вам придется платить дополнительно 33 цента. И мы не знаем, кто первый слегка изменит свои привычки, и изменит ли их вообще. Но мы знаем, что есть люди, которые это сделают. Возможно, они заняты в промышленности, потому что повышение цены на цент за галлон скорее привлечет ваше внимание, если вы потребляете тонны бензина.

Налог на выброс СО,, в 1 доллар за тонну приведет к общему сокращению выбросов приблизительно на 2%. Не стоит забывать, что это превышает повыше­ние эффективности на 1 %, которое получается при более разумном использовании энергии («свободное» сокращение). Получается, что у нас есть очень простой и полезный рычаг для сокращения выбросов. И хочется узнать — почему нам не использовать этот рычаг по­стоянно? При налоге в 30 долларов на тонну СО, мы сможем сократить выбросы почти на 40%!

Но сокращение выбросов тоже стоит денег. Как уже было сказано ранее, промышленным предприятиям придется переходить на более дорогое топливо или более дорогие технологии. В каком-то смысле уменьше­ние времени, проведенного в душе, тоже что-то стоит. Если горячий душ стоит 10 центов в минуту, то после подсчета ваших финансов и недолгих размышлений вы выбрали бы четырехминутное пользование душем еже­дневно. Если налог на углерод превысит эту стоимость, вы решите, что будет достаточно трехминутного душа. Мы добьемся сокращения выбросов С02, но вы также останетесь недовольны потерей минуты под душем, которая ранее стоила 10 центов.

В макроэкономической модели общий налог на С02, равный в настоящее время 1 доллару, составляет более 11 миллиардов долларов. Так что стоит дважды поду­мать, прежде чем повысить этот налог до 30 долларов, что даст в результате общую сумму почти в 7 трил­лионов долларов.

В сущности, стоимость увеличения налога надо со­поставить с пользой от понижения глобальной темпе­ратуры. К такой мысли можно прийти двумя путями.

Двигаясь только в одном направлении, мы могли бы считать С02 загрязнением атмосферы. Этот газ является побочным продуктом многих видов чело­веческой деятельности. Деятельность сама по себе важна для нас, но загрязнение представляет проблемы для других. Трудность заключается в том, что мы не учитываем эти проблемы при выборе технологий, так как проблемы нас не касаются. Но если бы нам при­шлось оплачивать нанесенный ущерб, тогда эти про­блемы вдруг стали бы нашими. Вот что скрывается за принципом «платит тот, кто загрязняет окружающую среду». Если мы должны оплатить причиненный ущерб, то это необязательно означает, что мы прекратим свою деятельность — в конце концов, мы в ней нуждаемся, но придется сопоставить ее результаты с наносимым ущербом, и делать только то, в чем больше пользы, чем вреда.

Следовательно, нам надо рассчитать стоимость СО(>: какой ущерб нанесет еще одна тонна СО,, которую вы выпускаете в атмосферу? Естественно, этот вопрос пугает, а определенного ответа на пего нет. Но за по­следние десять лет некоторые из наиболее авторитет­ных ученых-естественников и экономистов представили целый ряд суждений, которые представляются вполне здравыми.

В самой большой из 103 обзорных статей экономист-климатолог Ричард Тол указывает па два важных момента. Во-первых, действительно пугающе резкие оценки обычно не подвергались критическому рас­смотрению. По его словам, «исследования, проводи­мые на более высоком уровне, дают более низкие оценки с меньшими погрешностями». Во-вторых, он утверждает, что при разумных допущениях величина налога вряд ли превысит 14 долларов за тонну С02 и, вероятно, будет значительно ниже. Когда я наме­ренно спросил его о самом оптимистичном прогнозе, он осторожно, с большим количеством оговорок, как и положено исследователю, ответил, что наилучшая величина налога составит 2 доллара за тонну.

Это означает, что ушерб, наносимый 1 тонной С02, возможно, будет составлять 2 доллара и вряд ли будет выше 14 долларов. Следовательно, постараемся уста­новить двухдолларовый налог на СО,,, чтобы быть уве­ренными в том, что мы правильно рассчитали величину ущерба от применения природного топлива. Если этот налог не введут, мы будем свободно загрязнять атмос­феру С02, не представляя себе размеров ущерба, хотя каждая тонна этого газа наносит ущерб в два и более доллара. Но завышать налог на С02 также не следует. Если мы оценим его в 85 долларов, как предлагает­ся одном докладе, в то время как реальный ущерб составляет 2 доллара, мы потеряем до 83 долларов общественной выгоды. Довольно серьезные потери — множество упущенных возможностей с общей суммой оптимальных затрат, достигающей 38 триллионов дол­ларов. Это з три раза превышает общий ВВП США.

Поэтому важно правильно установить величину налога. Если мы сделаем его слишком низким, выбро­сы С02 будут слишком большими, если налог будет слишком высоким, мы станем значительно беднее, а толку от этого будет немного. Очень важно ответить на следующий вопрос: соответствует ли стоимость со­кращения выбросов С09 условиям Киотского соглаше­ния. Для Великобритании предельной ценой является 23 доллара за тонну СО, — в 2-11 раз выше, чем предполагаемая стоимость климатических изменений.

Киотский протокол оказывается сравнительно до­рогим, а пользы от него мало. Мы придем к тому, что, затрачивая колоссальные ресурсы (до 23 долларов за тонну невыброшенного СО,), получим совсем не много пользы. Могли бы мы принести больше пользы для на­шего мира, используя эти 23 доллара где-нибудь еще? Конечно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,183 сек. | 17.28 МБ