Реальный ход событий

Будет ли Большая война обязательно ядерной? Нет, это совершенно не факт. Существует жесткая закономерность, согласно которой чем страшнее оружие массового поражения, тем меньше вероятность его применения.

Ученые давно знают: чем сильнее вооружен биологический вид, тем больше у него инстинктивных запретов на применение естественного оружия. Если бы львы дрались бы друг с другом так же жестоко, как зайцы, на земле скоро не осталось бы ни одного льва.

У людей роль сдерживающих агрессию программ выполняет культура. В ней складываются запреты на применение нового, все более мощного оружия. Число людей, убитых холодным оружием, за историю человечества заметно больше числа убитых огнестрельным стрелковым оружием. Число жертв артиллерии, пулеметов и авиации значительно меньше числа жертв ружей.

Химическое оружие применялось в Первой мировой войне – примерно 1 миллион жертв. Что характерно, во время Второй мировой войны химическое оружие было у всех сторон, но никто его не применял.

Ядерное оружие использовано всего однажды, в 1945 г., против двух японских городов Хиросимы и Нагасаки. Это все.

Бактериологическое оружие известно с конца XIX в., но оно не использовалось никогда.

О том, как упорно избегают войны народы, пережившие массовую страшную бойню, я уже писал.

С позволения читателя, я не буду развивать эту весьма важную тему – она может стать темой отдельного исследования. Я только отошлю его к интереснейшей книге, специально посвященной проблеме[122] для объяснения, откуда такая уверенность, что ядерного апокалипсиса вполне может и не произойти.

Но в наше время и «обычные» средства массового поражения создают разрушения, сравнимые с поражающим действием атомного взрыва. Что они не заражают воздух, землю и воду, не травмируют генетику людей и всего живого на поколения вперед – второй вопрос. Но во время Войны в Заливе применение самого «обычного» оружия вызвало локальную экологическую катастрофу. До сих пор регион не оправился.

Но применять ядерное (да и бактериологическое и химическое) оружие США просто не выгодно: во‑первых, и так победят, во‑вторых, зачем обесценивать будущую добычу? Это в конце 1940‑х они готовы были уничтожить СССР, даже не получив военной добычи. Сегодня земля и недра намного важнее населяющих эту землю людей. Мало их убить – важно еще и получить их наследие.

И в этом смысле и во многих других грядущая Большая война очень традиционна. Мы как‑то психологически готовы видеть ее причины и ее течение почти как в американском боевике «из будущего». Лазеры там, всякие удивительные штуки вплоть до телепортации, невероятно сложные психологические мотивы участников…

А все проще, жестче и грубее. Грядет обычнейшая бойня посредством стрельбы и разрывов, цель которой – захват земли и собственности противника. Как во времена, когда размножившееся первобытное племя стремилось уничтожить другое, чтобы захватить его охотничьи угодья и рыбные ловли.

Применить оружие массового поражения могут скорее люди мусульманского мира: у них и запретов на применение его поменьше, и вполне может возникнуть ощущение, что его применение – последний шанс. Проигрываем, ребята! А так – или пан или пропал, но появляется надежда, и что выйдешь все‑таки паном…

Если Россия в столкновении Ирана и США будет союзником США – вполне реально может получить порцию атомных ракет или бомб, отравление питьевой воды в Москве, Петербурге или другом крупном городе и т.д.

Еще одна причина держаться от Большой войны подальше.

Еще раз подчеркну: не я определяю политику Российской Федерации. И не я советую нашему правительству, а великие политтехнологи и геополитики.

Так что выражаю я только свое частное мнение. Но убежден – Россия выиграет и вступит в послевоенный мир победителем только в одном случае: если США и НАТО будут «мочить» «мусульманский мир, а мусульманский мир будет мочить» первый мир в полное свое удовольствие. А Россия будет в стороне. Ничей союзник. Никакой участник.

Политика неприсоединения, нейтралитета, от которой так выиграли некоторые страны Европы во время Второй мировой войны.

Пусть Израиль сам или вместе с США нападают на Иран. Пусть Иран отвечает по мере сил. Пусть остальные страны мусульманского мира вступаются за Иран. Пусть Передний Восток превращается в безжизненную пустыню. Пусть ракеты и бомбы рвутся в Лондоне и в Нью‑Йорке. Пусть в Вашингтоне вспыхивают странные болезни, а голод гонит сотни тысяч людей прочь от провинции Мазендаран.

Пусть Сирия и Иран вводят войска на Голанские высоты и вместе с палестинцами режут израильтян. Пусть начнется массовое бегство из этого региона.

Пусть Китай вступается за союзников и против Большого Сатаны. Пусть мусульманские общины устраивают резню в Италии и превращают Нотр‑Дам в Мечеть Парижской Богоматери. Пусть озверевшие итальянцы учиняют ответную резню и сносят мечети[123].

Что бы ни происходило, какой бы кошмар ни творился… Не вступать! Не вступаться! Не поддерживать никого!

Даже больше… Вспомним выступление сенатора, потом и Президента США Гарри Трумэна. Циничное выступление? Очень циничное. Но ведь его позиция – на пользу его стране! В ее интересах. История показала, что Гарри Трумэн более чем прав.

Политика вообще учит человека быть циником. Есть свои интересы, и чужие. Чужие учитываются, только если совпадают со своими. Так почему бы нам немного… так, совсем немного, не поучиться у Трумэна? И у Соединенных Штатов? И у Британии?

Пусть они убивают как можно больше. Война – это всегда ужасно. Но если убивают далеко – это намного менее ужасно, чем когда убивают тебя и твоих близких.

Хорошо, когда можно выбрать добро, отказываясь от зла. Но если навязывают нечто злое, и зло неизбежно – надо выбирать меньшее из зол.

Из двух зол надо всегда выбирать меньшее.

При этом южную границу открывать для беженцев с Переднего Востока – как ее держал в свое время Николай II для армян. Пусть беженцы, сметая санитарные кордоны Азербайджана и Грузии, ломятся в спокойную Россию. Всех пускать. Всех кормить. Всех лечить.

При этом если Западу нужна гуманитарная помощь, пусть получит продуктовые посылки, аспирин и бинты. В Лондоне отравлена вода? Послать врачей, десант МЧС, помочь погибающим. Люди готовы бежать из Германии, где рванула атомная бомба? Принять. Приставить к делу, отвести место для расселения. Без автономий и права решать за нас, как нам себя вести. Но со спасающей от смерти едой, парацетамолом и хоть каким‑то, но жильем.

Мы не соратники и не однополчане. Ни для кого. Но мы и не против кого бы то ни было. Мы ни с кем не воюем. Нам всех жалко. Мы сочувствуем людям просто потому, что они – люди.

Разумеется, Россию можно поставить в ситуацию, когда она будет вынуждена воевать, Например, начать вторжение вооруженной рукой на ее территорию. Или на территорию союзников. Грузия – член НАТО, вторгается в Абхазию. Мы вынуждены выступить против. «Срабатывает» 5‑я статья Устава НАТО. Мы защищали союзника, спасали мирных людей. Но стали врагом США, и на войне как на войне.

По России может быть нанесен удар из самых разных соображений.

– Россия – тоже Большой Сатана, потому что она христианская страна. Тем более если ее врачи лечат и спасают людей Большого Сатаны в Лондоне.

– Россия – враг цивилизованного мира. Она всегда была враждебна Европе, а теперь пускает к себе зловредных и опасных мусульман, воюющих с европейцами.

По России может быть нанесен удар, потому что Запад сочтет необходимым вовлечь ее в ведение военных действий. Чтобы не осталась в стороне.

Не выиграла войну.

Все это более чем вероятно, ход войны предсказать невозможно. Но шанс тем не менее уже появляется. Как бы ни была травмирована невоевавшая Россия внезапными ракетными ударами, терактами, наплывом беженцев, она имеет реальный шанс дожить до конца войны, истощившись меньше остальных. С меньшими человеческими и экономическими потерями. С нерастраченными силами армии.

Тут два шанса: вообще не воевать. Пусть послевоенный мир складывается, как он хочет: хоть с одним центром, хоть с десятью. Мы – сами себе и периферия, и центр. Мы живем, как хотим.

Другая возможность: вступить в Большую войну на ее последнем этапе. Так, как это сделали США и другие «доблестные союзники» во Второй мировой войне: открыли второй фронт, когда все уже было ясно.

И пожали много вкусных, весьма интересных плодов Великой Победы.

Вот и нам бы открыть второй фронт, когда потери и усилия уже минимальные, а выигрыш особенно реален.

Не считаю, что России необходимо сделаться лидером послевоенного мира. Вполне возможно, это как раз будет против наших интересов. Но и для этого есть реальный шанс…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,102 сек. | 12.59 МБ