Насилие и соблазн

Завоеванные народы сначала воюют с империей. Но очень быстро сыновья этих народов начинают сами участвовать в ее строительстве. Эллины, даки и египтяне быстро становятся вполне лояльны к Риму, они сами участвуют в войнах за его расширение. Галлы, иберы и бритты даже утрачивают родные языки, и переходят на латынь.

Для объяснения причин этого надо понять, что империя строится не только насилием, но и соблазном.

Ни один народ не стремится подчиниться завоевателю. Но есть и соблазн. Имперский народ знает и умеет то, чего не знают и не умеют другие. Он несет соблазн более высокой культуры. Насилие без соблазна – бесплодно. Но и без насилия мало кто примет соблазн добровольно.

В века строительства Римского государства римская армия была сильнее не только любого противника, но и любой возможной коалиции всех врагов Рима. Пойди против Рима одновременно все народы Средиземноморья – победил бы Рим. Империя объединяла силой, могучей поступью легионов, с которыми никто не мог бороться.

Рим был настолько сильнее соседей, что воевать ему сделалось выгодно – слишком малым числом усилий, материальных ресурсов и человеческих жизней платили римляне за добычу.

Но не только силой римляне строили империю. Рим убивал и грабил, но Рим и давал очень многое. Империя объединяла языком – более логичным и богатым, чем другие. Империя объединяла законами – тоже более логичными, рациональными и справедливыми, чем законы других племен.

Империя давала гражданство – особое состояние, которое нельзя было отнять и которое делало человека независимым ни от кого, даже от властей самой империи. Вместе с гражданством шел индивидуализм – возможность быть самому по себе, без отеческого руководства (и отеческой дубинки) вождя племени, старейшины клана, жреца, начальника, управляющего, стерегущего, проверяющего.

Империя охраняла и поддерживала своего гражданина. «Я – римский гражданин!» – презрительно бросал человек в перекошенные морды беснующихся германцев, иудеев или даков. И опускались бронзовые мечи. Ссутулившись, вжав головы в плечи, расходились готовые на убийство. Сам по себе римский гражданин не был опасен; толпа соплеменников смела бы его, не остановившись.

Но все знали – смерть римского гражданина повлечет за собой страшное: неукротимую поступь легионов, прозрачно‑дымное пламя над городами, рабство, смерть, кресты с распятыми вдоль обочин дорог. Варвары приучались не трогать римских граждан. Римские граждане ценили свое состояние.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,115 сек. | 12.44 МБ