США и их союзники в Европе

Международная обстановка после Второй мировой войны в Европе была запутанна и неопределенна. Формально существовала Антигитлеровская коалиция. На практике противоречия между СССР и его западными партнерами все углублялись.

Сталин подчеркивал, что СССР сыграл главную роль в победе над Германией и больше всех пострадал в этой войне. А раз так, он имеет и больше прав на решение вопросов послевоенного устройства и в Германии, и во всей Европе. СССР активно коммунизировал страны Восточной Европы, помогал коммунистам в Западной Европе.

В Польше и Греции шла гражданская война между поддерживаемыми СССР коммунистами и антикоммунистическими силами. В Иране Сталин создал прокоммунистическое правительство в Иранском Азербайджане и пытался отторгнуть Азербайджан от Ирана.

А возражать Сталину было трудно! Потому что СССР действительно много чего выстрадал, и претензии СССР понимались как законная забота о собственной безопасности и необходимость компенсации за страдания и жертвы, которые понесли советские люди во время войны.

Остановить Советский Союз могли только США, обладавшие в то время монополией на атомное оружие. В марте 1946 г., когда азербайджанский кризис достиг высшего накала, президент Трумэн грозился применить против СССР атомное оружие, если Сталин не выведет оккупационные войска. И это подействовало.

В том же 1946 г., 5 марта, Уинстон Черчилль произнес знаменитую речь в Вестминстерском колледже в г. Фултон, Миссури.

Эта речь считается началом «холодной войны». Но в этой речи прозвучали и другие стереотипные формулы. Например, «железный занавес».

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике через весь континент опущен железный занавес. За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой… Коммунистические партии, которые были очень маленькими во всех этих восточноевропейских государствах, были выращены до положения и силы, значительно превосходящих их численность, и они стараются достичь во всем тоталитарного контроля».

Даже «в большом числе стран, далеких от границ России, во всем мире созданы коммунистические «пятые колонны», которые работают в полном единстве и абсолютном послушании в выполнении директив, получаемых из коммунистического центра».

В общем, враг назван вполне грамотно. Черчилль подчеркнул, что опасность коммунизма растет везде, «за исключением Британского Содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм еще в младенчестве».

В начале Фултонской речи Черчилль констатировал, что отныне «Соединенные Штаты находятся на. вершине мировой силы. Это торжественный момент американской демократии», но и крайне ответственное положение. Противостоят им два главных врага – «война и тирания».

Советский Союз – это главная причина «международных трудностей». Его усиление несет тоталитаризм, власть полицейского государства, политическую тиранию.

Единственный инструмент, способный предотвратить войну и остановить распространение тирании – это «братская ассоциация англоговорящих народов. Это означает специальные отношения между Британским Содружеством и Империей и Соединенными Штатами Америки».

Чтобы сдерживать Россию, с ней нужно договариваться под эгидой Организации Объединенных Наций и опираясь на военные силы англосаксонского мира.

Это была блестящая речь! В ней бывший и будущий премьер‑министр Великобритании лишь по разу использовал слова «Британия» и «Великобритания». Зато «Британское Содружество и империя» – шесть раз, «англоговорящие народы» – шесть раз, «родственные» – восемь. Речь империалиста, но не простого… Империалиста, который очень хочет объединиться с американским дядюшкой. Но и Британия ведь тоже коммунизма не допускает, на нее можно положиться. Черчилль понимал, что Великобритания, бывшая до войны главной европейской державой, больше таковой не является. Он изо всех сил пытался создать особые отношения у могучих США с их то ли младшей сестренкой, то ли с любимой бабушкой – Британией.

Уинстон Черчилль активно употреблял термины, которые до сих пор употреблялись политиками во всем мире лишь в отношении одного государства – Германии Гитлера: «железный занавес» и его «тень, опустившаяся на континент», «пятые колонны» и «полицейские государства», «полное послушание» и «безусловное расширение власти» и т.д.

Используя такой язык теперь в отношении СССР, Черчилль очень умело переключал негативные эмоции американского общества на нового противника.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,102 сек. | 12.44 МБ