Стратегия Саддама Хусейна

Пресса использует такие выражения, что многие искренне считают Саддама Хусейна исламским фундаменталистом – вторым аятоллой Хомейни.

Нет и не может быть ничего дальше от действительности! Саддам Хусейн – лидер партии БААС – партии арабского социалистического возрождения. Партия создана в 1954 г., в Ираке она пришла к власти в 1968 г. Эта партия с самого начала стояла за развитие, за сокращение аграрного сектора и развитие промышленного, за урбанизацию, образование и повышение культурного уровня арабов.

Партия БААС отделила церковь от государства и школу от церкви, разрешила регистрировать браки в мэрии и постановила считать их законными. Она объявила гражданами страны людей любого цвета кожи, любого вероисповедания и народа.

И первый глава правительства после 1968 г., генерал аль‑Бакр, и Саддам Хусейн осознавали и признавали себя мусульманами и людьми с Переднего Востока; но признавали без какой‑то особой экзальтации, без фанатизма. Так президент Польши Качиньски и президент Франции Саркози признают себя европейцами и христианами, а президент Израиля – евреем и иудаистом.

БААС провозгласила «установление социалистического строя», провела аграрную реформу, национализировала ряд крупных нефтяных компаний.

Много писалось о восстаниях курдов, о применении против них авиации, химического оружия, включая газы. Но БААС признала право курдов на автономию в рамках Ирака, курдский язык был объявлен вторым государственным языком, а в правительство вошли 5 министров‑курдов.

Другой вопрос, что не всех курдов это устроило, часть из них начала бороться и борется до сих пор за независимое курдское государство… Партия БААС и правда не позволила расколоть страну на две части – арабскую и курдскую. Методы – варварские с обеих сторон, что тут поделаешь.

Трудно выразить словами всю меру ненависти, которую испытывали к Саддаму Хусейну мусульманские фундаменталисты типа Хомейни.

Во время Ирано‑иракской войны Хомейни заявил, что готов прекратить ее хоть завтра, при соблюдении любого из трех условий:

1. Саддам Хусейн навсегда эмигрирует.

2. Саддам Хусейн кончает с собой.

3. Саддам Хусейн подписывает безоговорочную капитуляцию.

Как раз такие лидеры, как Саддам Хусейн, и такие партии, как БААС, опасны для привилегированного положения Севера: не дай бог, появятся другие «северные» страны!

Но что реально могли люди, пришедшие к власти в Ираке? Не в их силах было сделать Ирак одной из стран Севера…

Не уверен, что это была сознательная, тщательно продуманная политика, но БААС начала строить в первую очередь могучее государство с современными вооружениями. Государство, откровенно оскалившееся в сторону «буржуазного» мира… Не дай боже, еще и бросится.

Саддам Хусейн не мог превратить свою страну в экономическое подобие Польши или даже Греции. Но он мог заставить себя замечать и считаться с собой и со своей политикой.

Если бы Запад (до 1991 г.) и Север (с 1991 г.) видели робкую улыбку просителя и последователя – того, кто хочет сделаться таким же, они не обратили бы на Ирак особого внимания. Ну, еще один любитель «бакшиша», попрошайка из нищей страны.

Обращали внимание на злобный оскал, замечали прищуренный взгляд поверх прицельной рамки. Такое государство – злобное, агрессивное, лучше было иметь в союзниках.

Во время Ирано‑иракской войны Саддам Хусейн воспринимался Западом как сила, сдерживающая исламскую революцию.

С 1980 по 1989 г. Ирак потратил на вооружения 30% своего ВПК – 80 млрд долларов. Это больше, чем потратили Великобритания, Франция и ФРГ за эти же годы. 80% этих вооружений Ираку поставили пять государств – членов Совета Безопасности ООН – больше всех СССР и Франция, а также Бразилия, Египет и Чехословакия.

Одни получали большую прибыль, другие делали большую политику, а играл на противоречиях и жадности и неизменно выигрывал неуправляемый и опасный Саддам Хусейн.

«В течение десятилетий правительство Республики Ирак, воспользовавшись близорукостью политических деятелей, глупостью бюрократов и жадностью корпораций ведущих стран, создало гигантскую военную машину. Уничтожение этой машины потребовало намного больше средств, чем было выручено от продажи всей военной техники»[80].

Саддам Хусейн мог десятилетиями играть очень заметную роль в регионе Передний Восток и проводить в нем очень независимую политику – не по размерам и рангу своего государства. Он мог десятками лет держат в напряжении своих арабских врагов, Израиль, ООН и США.

Цель и была в том, чтобы держать всех в напряжении. Чтобы все боялись.

Он и сегодня мог весьма успешно вести эту же политику, если бы не вторгся в Кувейт в 1990 г. Возможно, дело в том, что после Ирано‑иракской войны долг Ирака Кувейту превысил 14 млрд долларов.

Вторая причина в том, что «как только Соединенные Штаты начали проводить свою политику по отношению к Ираку, они ни разу не позволили реальности вмешаться в нее». Политика США была настолько ситуационной, непродуманной, половинчатой, что Хусейн вполне мог считать: США никогда не вмешаются!

Уже накануне Войны в Заливе, весной 1990 г., Институт стратегических исследований Военного колледжа армии США для служебного пользования опубликовал аналитическую работу «Иракская мощь и безопасность США на Ближнем Востоке». Цитирую: «в обозримом будущем у иракского режима не будет ни воли, ни средств для ведения войны, от Багдада не надо ждать действий, направленных на то, чтобы спровоцировать войну где‑либо».

Еще древние греки хорошо знали: кого боги хотят погубить, лишают разума.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
SQL - 48 | 0,125 сек. | 12.5 МБ